Расследование Дождя о связи перестрелки на Рочдельской и «дела Шакро» с Кенесом Ракишевым

В конце апреля в Пресненском суде столицы начал давать показания обычный уголовный подозреваемый – Эдуард Буданцев, юрист, застреливший двух человек в московском ресторане. Казалось бы, что это дело может рассказать о взаимоотношениях силовиков, бандитов, бизнеса и власти в современной России? Почти все

Танцовщица, суперагент и шесть подушек

Ресторан Elements, где подавали блюда корейской кухни, находится всего лишь в пятистах метрах от входа в Дом Правительства. Чиновники Белого дома назначали в нем встречи, а обед стоил 1,5-2 тысячи рублей.

Вечером 14 декабря 2015 года там состоялась встреча совсем другого рода. Разрешать спор между владелицей Elements Жанной Ким и дизайнером Фатимой Мисиковой, делавшей ремонт в ресторане, приехали несколько крепких людей в сопровождении вооруженной охраны. На кону стояли 8 миллионов рублей, которые Ким, по мнению Мисиковой, не доплатила строителям за ремонт. Ким стояла на том, что Мисикова не доделала ремонт, да и цены были завышенными — только 6 подушек она купила за 160 тысяч рублей.

На стороне дизайнера на стрелку приехали приближенные «вора в законе» Шакро Молодого (Захария Калашова) — Андрей Кочуйков по кличке «Итальянец», Эдуард Романов, а также бригадир строителей Герсон Гамидов и телохранители Итальянца. С другой стороны  — адвокат Эдуард Буданцев и его люди. Видеозапись того, чем закончилось обсуждение, показали даже федеральные телеканалы: Буданцев стреляет и убивает двух оппонентов. В течение следующего года под стражей оказались 13 человек. В том числе Шакро и высокопоставленные офицеры СКР, которые по версии следствия, пытались помогать Калашову.

Кореянка по происхождению Жанна Ким родом из Казахстана, ей, по словам ее знакомого, 37 лет. По данным The Insider, Ким семь лет танцевала в Корейском театре Казахстана. В 2015 году она занялась ресторанным бизнесом в Москве, сразу открыв два заведения в привилегированных местах — Elements на Рочдельской и бар «Киану» на Малой Бронной.

Жанна Ким. Фото: инастаграм Жанна Ким

Буданцева она называет в показаниях «личным юристом», утверждают источники, близкие к расследованию. У него впечатляющий опыт работы в силовых ведомствах: 51-летний полковник в отставке, по его собственному признанию, служил в КГБ, ФСБ, МВД, администрации президента и министерстве юстиции. По данным «Росбалта», еще в 80-е годы он обеспечивал охрану члена политбюро ЦК КПСС, министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе, потом служил в РУБОПе под началом Владимира Рушайло. 

По словам бывшего главы столичного СКР, спецслужба пыталась отстаивать интересы Эдуарда Буданцева. О том, что Буданцев является «человеком ФСБ», ранее говорили источники «Преступной России».

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

05.11.2019 Выпили коньяк и написали на заборе «вор»: генерал Дрыманов высказался о следователях ФСБ в суде

25.10.2019 Росгвардия проверит подполковника Алексея Касьяна на связь с «вором в законе» Шакро МолодымВсе материалы рубрики

Бывший руководитель Главного следственного управления Следственного комитета по Москве Александр Дрыманов накануне дал показания в рамках дела о получении взятки на 1 млн долларов. 

Следствие полагает, что Дрыманов и его подчиненные получили эту сумму от предпринимателя Дмитрия Смычковского за освобождение из СИЗО «правой руки» «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодой) Андрея Кочуйкова (Итальянец). 

Дрыманов рассказал, что он не принимал решений по поводу Кочуйкова, а расследование перестрелки на Рочдельской, в которой участвовал последний, изначально находилось под пристальным вниманием ФСБ. 

Интерес спецслужбы был связан с другим обвиняемым, отмечает Дрыманов, адвокатом Эдуардом Буданцевым. Так, экс-глава столичного главка СКР вспоминает, что после задержания всех подозреваемых в перестрелке у него состоялся разговор с сотрудниками управления «М» ФСБ. В ходе беседы Дрыманову рассказали, что Буданцев в прошлом работал в спецслужбе, имеет награды и четверых детей. Эту информацию, по словам бывшего силовика, ему «настоятельно рекомендовали учесть» при избрании меры пресечения. В результате следствие ходатайствовало о домашнем аресте для Буданцева. 

Однако такой сценарий, особенно на фоне отправки в СИЗО Кочуйкова, которому вменяли вымогательство, вызвало вопросы у управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР, говорит Дрыманов. В итоге он был вызван на разговор к тогдашнему начальнику управления Михаилу Максименко и его заместителю Александру Ламонову. 

«Они с некими претензиями, как мне показалось, начали выяснять у меня, почему арестовали людей, которые не стреляли, а тех, которые стреляли, арестовывать не стали», — рассказал Дрыманов. 

После этого замглавы управления «М» ФСБ Андрей Трухачев пожаловался Дрыманову, что Максименко, похоже, склоняется к версии о виновности Буданцева в перестрелке, что противоречит позиции управления, следует из показаний. Бывший генерал рекомендовал сотруднику спецслужбы пересмотреть свое мнение и наладить контакт со спецслужбой. После этого все возбужденные в связи с перестрелкой дела было решено передать под прямое кураторство Дениса Никандрова, добавил Дрыманов. 

Сразу после перестрелки источники «Преступной России» сообщали о том, что в эту историю вступили влиятельные лица. По их данным, не последнюю роль в судьбе Буданцева сыграли высокопоставленные покровители из центрального аппарата ФСБ, с чем, собственно говоря, и связано лояльное к нему отношение со стороны следствия.

Своей вины в получении взятки он не признал, заявив, что с самого начала своей работы на посту главы столичного управления СКР находился под пристальным вниманием ФСБ. Он напомнил, что с апреля 2013 года был взят под госзащиту, в связи с чем сотрудники ФСО и ФСБ регулярно осматривали его кабинет «под предлогом обеспечения безопасности», в том числе проверяли его «вертушки» — телефоны спецсвязи. 

Дрыманов признался, что такое «усердие» вызывало у него подозрения, однако, по большому счету, мало его волновало, поскольку он не совершал «ничего противозаконного». 

Что касается сумки Bosco, в которой, по версии следствия, Дрыманов передал своему заместителю Никандрову 200 тысяч долларов из миллионной взятки, то экс-генерал утверждает, что в ней не было денег, а только спортивная форма Никандрова и початый коньяк. 

Дрыманов рассказал, что вместе с коллегой участвовал в благотворительном марафоне, после которого Никандров оставил у него в машине ту самую сумку Bosco со спортивной одеждой. После Дрыманов отнес ее в кабинет, а в день, когда Никандрову подтвердили назначение на должность заместителя столичного главка СКР, они вместе обмыли это коньяком, который Дрыманов потом положил в сумки и передал новоиспеченному заму. Показания Никандрова против него экс-генерал объяснил давлением ФСБ. 

Также бывший силовик не стал отрицать, что был в товарищеских отношениях с девелопером Дмитрием Смычковским, который, как полагает следствие, выступил посредником при передаче взятки. По словам Дрыманова, никаких денег от Смычковского он никогда не получал, а единственную услугу, которую предприниматель ему оказал, был осмотр у врача, когда у силовика начались сильные головные боли.