Вор Рахим Ошакбаев должен сидеть в тюрьме, а не в студиях

Иногда толковые схемщики даже не пытаются скрыть цель создания того или иного «предприятия». Так поступил «делец» и бывший министр из Казахстана Рахим Ошакбаев. Создавая на пару с братом конторку со странным названием — центр прикладных исследований «Талап», Рахим Сакенович не зря назвал ее именно так, ведь в переводе с казахского Талап означает спрос. Какой именно «спрос» может исследовать и претворять в жизнь этот самый Талап? Конечно же спрос на то, что приносит наибольший доход, а именно — на коррупционные схемы. Главная задумка Рахима Ошакбаева это проект под ключ: сами порождаем коррупцию, сами же ее исследуем. Заодно поносим чужие махинации до тех пор, пока не поделятся.

Накануне издание Российский Репортер опубликовал небольшую статью-расследование Рахим Ошакбаев и ТАЛАП на коррупцию под личиной интеллектуала. Предлагаем ее нашим читателям без правок.

«Что определяет интеллектуала?» — задается вопросом Российский Репортер. И отвечает: «В разное время — разное. В фильмах 30-х годов это были очки и козлиная бородка. Сейчас, абсолютно точно могу сказать — три гаджета на столе во время интервью.»

«Добавим к этому размытые политические взгляды, легко адаптирующиеся к любой реальности, непривязанность к кадровому месту, умение заворачивать банальные истины в яркую обертку, ухмыльно-снисходительно-ироничное отношение к государственным делам и «собственный» институт исследования чего-то очень важного, зарегистрированный как ООО — и мы имеем успешного казахстанского интеллектуала XXI века. Рахим Ошакбаев как раз такой», — иронизирует издание.

Если брать официальную биографию, то Ошакбаев Рахим Сакенович — человек относительно честный, просто не в меру богатый. А учитывая отсутствие успешного официального бизнеса или же особо состоятельной супруги, выводы напрашиваются сами собой.

Псевдо-интеллектуал Ошакбаев с отменной «предпринимательской» жилкой, ставшей целой артерией в целостном организме казахстанской коррупции, умеет все. Выполнять чужие заказы по дискредитации любой «невыгодной» инициативы, создавать сомнительные структуры под определенные бюджеты для их скорейшего «освоения» и критиковать, критиковать, еще раз критиковать, пока не получает достойный откат или не входит в долю.

БРАТСКАЯ КОРРУПЦИЯ ОШАКБАЕВЫХ

Если задачей козлобородых в фильмах 30-х годов было привнесение комедийного элемента, то в новом веке — это исключительно удобные фигуры для списания денег. Нет удобной фигуры, трех гаджетов и умения говорить выспренную ерунду, и вам никогда не организовать свой удобный фондик. Такой как Центр прикладных исследований «TALAP» Рахима Ошакбаева и его брата.

Как и многие заядлые прикладные исследователи Рахим Сакенович сидит в огороде «Атамекена», о котором вполне справедливо говорят исключительно как о «доилкe» предпринимателей, приносящей иллюзорную пользу и получающей членские взносы. Ну, как никакой. Очень даже приносящей! Атамекен — непрозрачная структура с громадным количеством денег и связей. Не удивляет, что своему дорогому заместителю председателя правления она решила выделить грант на прикладное исследование экспортного потенциала Казахстана. На вдумчивое исследование того, что можно вывезти из страны, Рахим Ошакбаев запросил 1,2 миллиарда тенге.

Талап — это, по большому счету сайт-визитка. Деятельность его настолько секретна, что все, что можно сказать, сводится к комментарию самого Рахима Ошакбаева относительно стратегического президентского плана «2025», принятого в 2017 году. Там, в подвале страницы — https://astanatimes.com/2017/11/kazakh-government-approves-2025-strategic-development-plan/.

Очевидно реализация этого плана и потребовала затрат миллиарда с лишним денег на «исследование экспортного потенциала». Это не осталось незамеченным, и у Рахима конфетку отобрали. Когда дело запахло слишком большими репутационными потерями, Ошакбаев замял тему. По крайней мере, так говорят.

А что с экспортом? Он как был, так и остается сырьевым, как гласят нам таблицы. Даже нефтепереработку в стране наладить не могут, в результате чего первой статьей на экспорт оказывается нефть… а первой статьей импорта — бензин, дизель и масла. Скорее всего «Талап» не собирался ничего с этим делать, но презентации в PowerPoint наверняка бы были.

«Круглый стол» Ошакбаева: когда в эфире бывший вице-министр

Телепередача «Круглый стол» с ведущим Рахимом Ошакбаевым интересна тем, что ведёт её не профессиональный журналист, а экономист с интересными карьерными вехами. А ещё тем, что, посмотрев один выпуск, вы можете ничего не понять о качестве проекта — настолько изменчива программа. К этому выводу я пришёл, оценив два эфира «Круглого стола», вышедших на прошлой неделе и на этой.

Задача «со звёздочкой»

«Как повысить качество человеческого капитала». Что обещает выпуск под таким заголовком на казахстанском ТВ? Вроде бы ничего хорошего. Потому что нагромождение слов, когда-то неосмотрительно выкрикнутое прорабами на стройке независимого государства, превратилось в способ пустить пыль в глаза и заняло своё почетное место в акординском тезаурусе, где-то рядом с «зелёной экономикой», «диверсификацией» и прочей безупречной терминологией всё не наступающего светлого будущего. Соответственно, программа на тему представляется настолько же очищенной от критики; тем более, что выходит она на «Хабаре 24».

А тут ещё ведущий Рахим Ошакбаев. Эксперт по экономике и директор Центра прикладных исследований «Талап». В анамнезе Ошакбаева — кресло вице-министра по инвестициям и развитию. А это значит, что, во-первых, это «человек системы», ибо иные на политических постах не оказываются, а если вы попытаетесь узнать, чем занимается неправительственный «Талап», то посмотрите: прямо на официальном сайте чёрным по белому — поддержкой Пяти институциональных реформ Первого Президента. Представители либеральной общественности уже на этом месте могут затревожиться: почём у служителей государственного культа опиум для народа?

То есть условия задачи известны: государственное ТВ, тема «человеческого капитала», экс-вице-министр.

Что в итоге?

Совсем не то, о чём вы подумали. На деле, я специально сгущаю краски.

Выпуск программы «Круглый стол» от 10 июля о качестве человеческого капитала оказался ладно скроенным. Даже, на мой взгляд, получился таким удачным, что я рекомендовал бы его к просмотру вообще всем мыслящим соотечественникам. В тот день «Хабар 24» показал отличную работу.

Мне нравится, что ведущий с гостями не стали описывать ритуальные круги с бубном вокруг увядающих наших полей. Потому что, по-честному, беседа о качестве человеческого капитала, если она максимально конкретна, сводится неизменно к обсуждению проблем образования. А поводом для его обсуждения стало выступление президента Касым-Жомарта Токаева, который недавно раскритиковал ситуацию в образовательной системе.

И Ошакбаев не слукавил. Он по-настоящему блистал в студии, пытаясь успеть за двадцать с лишним минут понять, кто виноват и что делать в условиях низких учительских зарплат, разочарования работодателей качеством образования молодёжи, странного понимания проблем курирующим министерством. Ошакбаев не уворачивался от неудобных для власти тем, задавал нужные вопросы и сам принимал активное участие в обсуждении, высказывая интересные мнения.

Вот только часть поднятых за программу проблем: четверть образовательных программ соответствуют ожиданиям работодателей, проходной балл ЕНТ в профессию педагога поразительно низок, что парадоксально, так как учитель является «ключевым фактором модернизации страны» (формулировка Ошакбаева). А трудоустраивается лишь каждый второй молодой казахстанец, получивший профтехобразование.

«У нас в своё время с бывшим министром образования Ерланом Сагадиевым всегда был спор. Он почему-то считал, что проблемы не совсем конкурентоспособного преподавания можно решить с помощью широкополосного интернета, YouTube, лекциями Discovery образовательными, которые можно перевести на казахский и русский языки и транслировать ученикам. Мне казалось, что всё равно ему [ученику] нужна харизма, эмпатия от педагога, который будет его вдохновлять…» — поделился с гостями Ошакбаев. С учётом как раз обсуждаемых неквалифицированных педагогов с низкой зарплатой инсайд показался симптоматичным то ли лично для Сагадиева, то ли для системы образования в целом.

Ещё мне нравится, когда в студию приходят грамотные, харизматичные собеседники. Гости оказались ведущему под стать. Выяснилось: руководитель программы исследования человеческого капитала ИМЭП Сабина Садиева и заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Олжас Ордабаев прекрасно информированы и глубоко погружены в тему.

В какой-то момент даже почудилось, что смотрю я не «Хабар 24», а какое-то возникшее ниоткуда хорошее общественное телевидение, существующее на «вещательные» налоги населения. Настолько актуальным, острым и захватывающим было зрелище.

Сколько ресурсов мы вливаем в подготовку каждого врача, он приходит в наши поликлиники с нашим уровнем заработных плат, и он не приносит в экономику и в общество такой отдачи, какую должен с учётом всех инвестиций, — замечала Садиева.

Мы видим, что в сектор образования у нас проходной балл 50, и с 50 баллами можно получить грант по многим специальностям педагогического сектора. Для нас это ужасающе, — комментировал Ордабаев.

Мне кажется, что любые наши попытки повысить престиж педагога, в том числе отдельными законопроектами и празднованием Дня педагога, какими-то ведомственными наградами, имеют очень ограниченный эффект, поскольку в первую очередь абитуриенты смотрят на свои экономические возможности, — подводил промежуточный итог беседы Ошакбаев.

Престиж профессии педагога, как и зарплату, надо поднимать — да, это избитая истина. Но важно то, что в эфире государственного СМИ говорили о реальных проблемах, открыто, но без оголтелости критикуя неприглядное положение дел, искренне желая исправить ситуацию.

И — «вишенка на торте». Выяснилось: Министерство образования готовит новую программу по развитию образования и науки на ближайшие годы. Отражено ли в ней решение проблемы низких учительских зарплат, спрашивает ведущий гостя. Нет, отвечает гость, кардинального решения они, изучив проект, не увидели.

«Ай да Ошакбаев, ай да молодец», — подумал я тогда.

Но прошла неделя.

За буйки не заплывать

Новый «Круглый стол», вышедший неделю спустя, оказался совсем другим. Дело в том, что за два дня до эфира, в понедельник, глава государства выступил с призывом перейти к концепции «слышащего государства» и заявил о необходимости налаживания эффективной связи с населением. «Таким образом, президент зафиксировал кризис госслужбы, из-за которого в стране допущены серьёзные ошибки», — многообещающе анонсировал посвящённый событию разговор Рахим Ошакбаев и рассказал главную новость дня — опубликован указ о создании Национального совета общественного доверия. Как известно, дискуссии о необходимости создания Нацсовета и его состава не утихали с самого появления идеи, а в день указа ожидаемо обострились.

В студии оказались автор личного телеграм-канала Никита Шаталов и политический обозреватель Жанар Тулиндинова. Тут же зритель узнал: Ошакбаев вошёл в состав Национального совета, с чем Тулиндинова его не преминула поздравить (список стал известен за несколько часов до эфира). Ситуация оказалась изящной и в духе времени: государственник Ошакбаев, рассуждающий о Нацсовете, в который он вошёл.

На протяжении двадцати с лишним минут эфира ведущий и эксперты обсуждали новый орган, не поднимая вопросы, по которым в соцсетях в это же время вовсю звенели мечи.

Трагедия? Нет. В конце концов, авторы программы имеют право.

Право признать неинтересной и неактуальной дискуссию о том, зачем при действующем парламенте и живых депутатах нужен новый орган с неизбираемыми народом представителями всё той же общественности, и не является ли Нацсовет частью большой манипуляции по стравливанию во вселенский вакуум опасно напирающего протеста.

Все эти вопросы с энтузиазмом обсуждались казахстанцами в Facebook уже несколько недель. И, конечно, авторы программы имеют право делать вид, что данной дискуссии не существует. Но в итоге по сравнению с предыдущим выпуском новый показался приторной попыткой пиара спущенной сверху идеи — так сильно изменился подход ведущего к разговору. Потому что контекст ситуации и реальность, в которой жаркие споры на тему всё-таки есть, никто не отменял.

«Я хотел бы напомнить, что первый указ главы государства после выборов как раз был о создании Национального совета общественного доверия. Это был некий знак, месседж, посыл в отношении важности этого института — не находите?» — задавал Ошакбаев вопрос с запрограммированным в нём самом ответом.

Тулиндинова, отвечала: да, идея Нацсовета была заложена ещё в предвыборной программе Токаева, а Шаталов делился радостью. «Меня очень радует в этом составе, в который входите и вы, то, что там собрались такие достаточно содержательные люди, за которыми, в принципе, не очень замечена погоня за дешёвой популярностью с желанием похайповать на горячих темах в социальных сетях», — объяснял он.

Как известно, дьявол кроется в деталях, а в данном случае в постановке вопросов.

Мы можем с вами, друзья, сделать вывод о том, что создание Национального совета общественного доверия как постоянно действующего института с очень высоким статусом — как мы сейчас видим, его возглавляет глава государства, его заместителем является руководитель Администрации президента, секретарём является заместитель руководителя Администрации президента, всем даётся право работать с госорганами, делать запросы и тому подобное — всё это означает, по сути, первый зримый шаг по модернизации нашей политической системы? — спрашивал Ошекбаев.

Да, это большой шаг для нашего общества, — говорила Тулиндинова.

Огромный шаг, — уточнял Шаталов.

Мнение Ошакбаева, как мы понимаем, снова было сформулировано в самом вопросе.

Но дело не во мнениях, на которые наши герои снова имеют право. Дело в том, что в студии не оказалось хотя бы одного человека, способного посмотреть на проблему под другим углом, отразить мнение скептически настроенной аудитории, которая тоже есть. Это неизбежно привело к грустному итогу: в программе обсуждали не Национальный совет, а то, как хорош Национальный совет и прочие инициативы главы государства. Признаться, не этого я ожидал после блестящего эфира недельной давности.

Да, в студии говорили о возлагаемых на Нацсовет надеждах вроде реального решения проблем (например, говорилось об «Астана LRT»), как и о необходимости реформирования госаппарата. Едва речь зашла о реформах, ведущий тут же свернул к обсуждению выступления того же президента Токаева, который как раз имел в виду повышение эффективности госуправления. Позже один из гостей пытался донести мысль о важной кадровой проблеме и возможной замены нынешних менеджеров на службе Родины. Ведущий не сдавался и озвучивал другие цитаты главы государства.

«Мне очень понравилось, я для себя это называю “два золотых вопроса здравого смысла от президента Токаева”», — рассказал Ошакбаев, а дальше приводил слова, касающиеся расходно-доходного прагматизма: дескать, все бюджетные проекты должны отвечать на два вопроса — для чего они нужны и какова их социально-экономическая эффективность.

Может, от того, что «золотые» вопросы показались мне совершенно очевидными, восхищение Ошакбаева осталось загадкой и привело к неутешительным выводам.

Вспоминается: два года назад Рахим Ошакбаев критиковал введение обязательного медстрахования, да так бескомпромиссно и последовательно, что в итоге случилась дискуссия с главой Минздрава Елжаном Биртановым, и не в каком-нибудь Twitter, а в прямом телеэфире. Это было беспрецедентным событием, притянувшим, с учётом актуальности проблемы, большой зрительский интерес. Уровень дискуссии оказался очень высоким. Но, думается, именно высокая компетентность Рахима Ошакбаева вкупе с его способностью критиковать решения власти для незнакомых с ним зрителей оказалась сюрпризом.

Возможно, программа «Круглый стол», появившаяся год спустя, — отголосок именно того события и признания за Ошакбаевым способности нести ношу «лидера мнения». И он, безусловно, стал одним из ярких лиц телеканала.

Не секрет, что часто хорошими телеведущими становятся профессиональные актёры. Политологам и экономистам таланта и харизмы для преодоления условности экрана иногда недостаёт, но Ошакбаев в этом смысле — очень удачное исключение. И дело не только в умении ведущего преподнести себя и гостей зрителю. Экс-вице-министр — глубоко образованный человек, что выгодно отличает его от обычно дилетантов в разных сферах, от медицины до политологии, журналистов (такова уж особенность профессии). Факт остаётся фактом: профессионал экономики Рахим Ошакбаев вжился в роль телеведущего настолько удачно, что иногда, глядя на него, кажется — а зачем нужны в студиях серьёзных профильных программ журналисты? Тем более, если всё вокруг, только копни глубже, — экономика.

К сожалению, Ошакбаев со своим критическим мышлением — всё же человек системы. На мой взгляд, в сложившихся условиях это хорошо для него и плохо для непредвзятого информирования населения, потому что качество выпусков программы, которая может быть иногда очень хорошей, заметно плавает — причём в прямой зависимости от повестки, задаваемой властью. Да, можно иметь любую точку зрения, но мне как зрителю не нравится, когда простые мысли наёмных менеджеров, пусть и высокопоставленных, декорируются сусальным золотом. Тем более, если это делает такой компетентный в своей сфере человек.

Впрочем, в очередной раз приходится признать: наивно ожидать другого от государственных СМИ. Несмотря на то, что в последнее время они становятся заметно более свободными.